на главнуюгде находится?как доехать?просьба помолитьсяпожертвования

Страницы жизни игумена Иоанна (Соколова)


Со Святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, несть болезнь,

ни печаль, ни воздыхание, но жизнь
(Кондак, глас 8)

 

Страницы жизни игумена Иоанна (Соколова)Бурные события нашей мног страдальной истории, казалось бы, стерли с лица земли дух православного подвижничества, прервали традиции духовного руководства, искоренили Старчество. Опустынь, пышно процветавшая в конце прошлого века как духовный оазис, была разорена и разрушена, а ее насельники или приняли мученическую кончину, или начали долгий крестных путь скитаний, «испытали поругания и побои, а также узы и темницу..., терпя недостатки, скорби, озлобления; те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли» (Евр.II, 36-38).


Один из последних Оптинских Старцев игумен Иоанн, в миру – Иван Александрович Соколов родился в день Рождества Богородицы 8(21) сентября 1874 года. . В Оптину пустынь поступил, возможно, в 1890 году (в 16 лет?) и к моменту ее закрытия был в сане игумена. Дата ареста неизвестна, но в заключении, которое он отбывал в Забайкалье, он провел 18 лет; там он потерял все зубы, полностью лишился зрения, ему переломали почти все ребра.


Три года игумен Иоанн находился в заключении в специальной психиатрической больнице, где на нем испытывали разнообразные психотропные препараты. На допросах он обратил к вере во Христа нескольких своих палачей, в частности начальника московской Бутырской тюрьмы. Умер Старец Иоанн 5 июля 1958 года и был погребен в Москве на Армянском кладбище. Его могилка находится напротив абсиды Церкви – мраморный крест и под ним на фотографии лицо Батюшки Иоанна, излучающее теплый свет любви ко всем приходящим.
Четыре свидетельства о последнем периоде жизни игумена Иоанна Оптинского, написанные людьми, которые знали его в это время, создают живой образ Старца, тайного среди мира раба Божия.


«Услади, Господи, тех, иже во дни скорби моея, манною сокровенною послужиша ми» (Из Акафиста о упокоении усопших)

 

СВИДЕТЕЛЬСТВО ПЕРВОЕ


Господи, благослови меня, грещную.


Игумен Иоанн – Соколов Иван Александрович 1874 года рождения 8 сентября старого стиля. Родительница его Анна, а бабушка – Акилина, о которой он говорил: «Она, о! какой была великой святой жизни... я рос у нее, ходил в лапотках, а то босиком». Я забыла, будто было это в Калужской губернии.


Знакомство первоначальное мое с отцом Иоанном началось с Филей. Гуляева Параскева Ивановна служила в храме Преображения Господня, что в селе Богородское, алтарницей-послушницей, а я была певчей в селе Измайлово – храм во имя Рождества Христова –заменяла псаломщика Василия Степановича Штукарина. Ей понравилось мое пение и чтение, особенно канона. Мы познакомились и стали по духу подругами.


Однажды Параскева предложила мне поехать с ней к Старцу отцу Иоанну Оптинскому. Я ответила, что спрошу благословения у своего духовного отца, потому что о. Порфирий познакомил меня один раз со «Старцем», говорил, что прозорливый, а он оказался чернокнижник и называл себя «я – Архангел Михаил». Тетя Катя Карпова и Анастасия – алтарница не давали прикладываться к иконе Архангела Михаила, и народ подходил к этому «Старцу», сидящему у иконы, целуя его сжатую в кулак руку. Некоторые люди
не хотели подходить к нему и пожаловались О.Николаю, который служил. По окончании всенощной О.Николай в ризе с Крестом подошел к «Старцу» и спросил: «Скажи, раб Божий, во чье тля ты крестился?». Так он трижды вопрошал его, ограждая Крестом. И тот ответил: «Ты хочешь меня победить, завтра же тебя не будет на свете». Отец Николай, крестя его, отошел в Алтарь. На утро я прихожу к службе, должен был служить О. Николай, а сторож говорит, что приходили с квартиры хозяева и сообщили – О. Николай скончался в 3 часа утра. Какой ужас! Народ в смятении – некоторые просят убрать этого «Старца» из храма, некоторые заступаются за него.


Простите, что отвлеклась от главной мысли, но это служило большим опасением идти к Паниному Старцу.


Я обратилась к духовному отцу, ехать ли в Фили. Он начал мне пояснять, что если будет говорить так и так, то истинный Старец, и просил тогда спросить благословение, чтобы и его принял в какой-нибудь день.


Мы поехали с Параскевой в трамвае, она показала мне еще из окна: «Вот видишь, на огороде беленькая избушка, там живет отец Иоанн». Избушка стояла в конце двора дома священника,  великолепного красного кирпича, находящегося около храма. Хозяин дома – настоятель храма – отсутствовал, его взяли в ссылку, дома была его матушка Анисия и три дочки-девы. Матушка приняла нас с радостию, показала горницу с золотым иконостасом (икон много, и все, как живые), кухню с возженными лампадами и через сени провела в открытый двор, в конце которого справа – комнатка.


Я только хотела порожек переступить, а старчик Иоанн открывает дверь и говорит: «Олюшка приехала, да сомневается, не бойся, проходи, радость моя, а отец-то (назвал имя моего духовного отца), отец-то!..». И высказал его слова и мои мысли.


Я сначала подумала, что Паня, спрашивая о моем приезде, произнесла мое имя, но, вдруг услышав все, что говорил мой духовный отец, воспрянула духом.


Лицо Старца Иоанна сияло какой-то необыкновенной улыбкой, и всем он говорил «детки мои». Одет был в рубашку, белую, сурового полотна, опоясан вышитым поясом и кистями.


Он угощал нас чаем. «Ну, отцу... скажи, пусть приезжает, благословляю». И моей мамочке разрешил приехать.


Я приехала домой с великою радостию и воодушевлением. Это было, наверное, в 1946 или 1947 году. Потом Старец переехал в Удельную. Мы ездили к нему с мамой и получали утешение.


Однажды я приехала, а он открывает калитку палисадника: «Матушка приехала, матушка приехала, ну, пойдем чай пить». Накануне вел разговор псаломщик, сын О.Вячеслава, бывший Миша, а потом О.Михаил, что он знает меня с детства, а Таню не будет в жены брать, потому что у нее есть друг школьный. Я сказала, зачем ты это говоришь, я сердечница, и характер у твоей мамы безпокойный.
Я поехала к отцу Иоанну, а он встречает «матушка приехала», но после чая сказал: «Я не благославляю и его (Миши) приезд ко мне». Вернувшись домой с радостию, я пояснила Мише, а он говорит: «Ну, съезди еще, попроси, чтобы принял меня». По его просьбе я снова поехала в Удельную. Старец говорит: «Ради тебя привози, укажи, поясни, как пройти и поезжай домой». 


Миша, посетив Старца, сказал: «Великий прозорливец, а то я думал, ты наговорила».


В 1953 году у нас случилось несчастье с коровой. В обед мама подоила корову и только вошла с молоком, к ней в дверь стучит Александра, у которой тоже есть корова, и обращается к маме: «Анна, дай чашечку молока, Моте не хватило для ребенка». Мама, ничего не подозревая, налила ей в чайную чашечку теплого парного молока. Вечером корова посовела, вымя распухло, горячее, молока нет ни капли. До этого она давала помногу молока, густого, как сливки. Дверь не закрывалась – за молоком приходили люди.
Утром в храм пошли служить молебен мученику Власию с водоосвящением, пришли – окропили, а коровушка не встает. Мама привела ветеринара, он посмотрел и говорит, что плохи дела, придется прирезать. Тогда мама поехала в Богородское к игумену Иоанну, Старец упрекнул ее, зачем дала Александре парного молока, и сказал, чтобы просила О.Алексия Добросердого, настоятеля храма во имя Преображения Господня в селе Богородское. Отец Алексий знал наше семейство с 30 года и сразу приехал. Всех нас благословил, и в рясе с крестом на груди, а в руке большой Крест серебряный и кропило пошел к сараю, где находилась корова. А мне дал нести чашу со святой водой. Подойдя к двери, О.Алексий произнес: «О, сколько легионов». Мама открыла дверь, а батюшка повторяет: «О, сколько легионов посеяла она. Анна, если коровушка встрепенется и встанет на ноги, то будет молоко, но только, Алексей (это пале), не подпускай к коровушке Александру. Давайте помолимся». Потом О.Алексий стал кропить: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь». Так он произнес дважды, а на третий раз говорит: «Буренушка, тебе говорю, встань. Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь». Она вдруг как встрепенется и встала. О.Алексий велел маме влить святой воды в рот корове, еще раз покропил внутри сарая. Повторил: «Алексей, помни, не подпускай к корове Александру, а я когда уеду, ты, Анна, обойди вокруг дома, читал «Живый в помощи... и посыпь святым песком вокруг палисадника. После чая О.Алексий благословил нас, и мы проводили его. Мама же исполнила сказанное. Вдруг появилась Александра и кричит: «Я колдунья?». А сама с лопаткой маленькой собирает в ведро святой песок вместе с землей: «Я покажу вам, я сожгу вас...». А мы молились. На другой день вывел папа корову, и вдруг бежит Лева: «Мама, иди скорей, дедушка на меже разговаривает с тетей Шурой, а она из-под носа коровы серпом траву режет». Мама быстро пошла и взяла корову, говоря: «Что же ты, гуля, нарушаешь слова?».


После О.Алексия корова давала молоко, но сначала было очень жидкое, а потом хорошее. После поступка папиного снова к вечеру молоко исчезло, коровка слегла. Утром мама просила папу, чтобы только не вытаскивал ее на улицу, а сама пошла к врачу. Но когда мама вернулась с врачом, так и ахнула, папа и здесь нарушил, втащил корову из сарая. Буренушка, увидев маму, повернула мордочку свою, замычала, и слезы крупные из глаз. Врач велел прирезать ее. Сколько было слез...


В 1954 году в марте папа болел, и вдруг как-то ночью около трех часов он кричит: «Мы горим, дымом пахнет». Мы проснулись, думали, бредит, и опять легли. Но папа снова кричит то же самое. Мама встала, пошла в сени, только открыла дверь на крыльцо и сразу захлопнула, там дым и пламя, уже горела крыша.


7 Мама скорее, не растерявшись, выбила ставни (накануне сосед ударил в окно, и мама стала закрывать ставнями), как ей Господь помог выбить! И Лева с валенками в руках, босой, побежал к мальчику, который с ним учился, чтобы его отец вызвал пожарную машину, у них был телефон. Тем временем из окна тащили вещи на огород. Мама говорит – сначала иконы, а Коля просит ключ от гардероба. Удивительно, как Господь защищал, свет горел до последнего момента, находились люди и помогали переносить новые вещи, купленные к Пасхе, с огорода... Нас хотели выселять, но отложили, и сосед поджег, чтобы уже обязательно выселили. Он даже опалил грудь, врач сказал, что когда носил вещи, а у них все заранее было связано, и потолок не провалился. Потом говорили, что кто-то облил папину стену и поджег.

Страница 1 из 4 | Следующая страница

 

 

 

© 2005-2015   Оптина пустынь - живая летопись