на главнуюгде находится?как доехать?просьба помолитьсяпожертвования

Страницы жизни иеромонаха Даниила (Болотова)


 

Страницы жизни иеромонаха Даниила (Болотова)Свято-Введенская Оптина Пустынь век за веком собирала по крупицам знания, мудрость, таланты, плоды трудов своих иноков, которые, скрывшись за ее стенами от суетного мира, постом, бдением и молитвой открывали в себе в полной мере все ресурсы своих возможностей и создавали неувядаемую славу Оптиной. Шествуя по жизни путем смирения и послушания, они подтверждали истинность слов Спасителя: Посеянное на доброй земле означает тех, которые слушают Слово и принимают, и приносят плод, один в тридцать, другой в шестьдесят, иной во сто крат  (Лк. 4, 20).

Под благодатным влиянием преподобных Старцев Льва, Макария и Амвросия в Оптиной Пустыни возникла книгоиздательская и переводческая деятельность, образовалась иконописная школа и уникальная библиотека. Письма, дневники, размышления о вечных проблемах жизни и смерти – все эпистолярное наследие насельников обители вместе с летописью событий, хозяйственными документами постепенно формировалось в обширный монастырский архив, который обогащался письмами и дневниками лиц, окормлявшихся у оптинских Старцев, состоявших с ними в молитвенном общении и переписке.


В 1923 г. богоборческая власть пыталась уничтожить монастырь. Коммунистический режим надругался над святынями, расстрелял или сослал иноков, разметал по белому свету монастырскую духовную сокровищницу – архив и библиотеку. Многие архивные документы были утрачены.


Однако свидетельства духовной мудрости не могли безвозвратно кануть в небытие. Большая часть оптинского архива оказалась в отделе рукописей Государственной библиотеки им. Ленина (ныне – Российская Государственная библиотека). Пролежав под спудом библиотечной пыли 70 лет, он-таки дождался своего обретения духовными чадами возрожденной Пустыни. Пожелтевшие рукописные книги, рисунки, письма, хозяйственные документы и после долгого библиотечного плена сохранили запах ладана, свечей и келлий, в которых они создавались. Это безценное богатство собрано для хранения в два фонда: № 213 (Архив Оптиной Пустыни) и № 214 (Рукописное собрание Оптиной Пустыни).


Сохранился в фондах список «Братства Иоанно-Предтеченского Скита при Козельской Введенской Оптиной Пустыни к 1 января 1900 г.». Сведения о подвизавшихся в монастыре аскетически кратки, но за каждым из них – разнообразные судьбы и пути, приведшие того или иного инока в богоспасаемую обитель.


Примечателен и поучителен путь человека, о котором в списке «Братства» записано так: «Иеромонах Даниил. … Тульская губерния. Из дворян. В Академии художеств. …Иконописание. … Скончался 25 Ноября 1907 г.» В этой краткой записи кроется вторая половина жизни представителя известного в России дворянского рода, пустившего свои корни на Тульской земле и давшего Отчизне немало ярких незаурядных личностей – рода Болотовых.


Иеромонах Даниил (в миру – Дмитрий Михайлович Болотов) был правнуком знаменитого ученого-энциклопедиста, естествоиспытателя и писателя Андрея Тимофеевича Болотова. В Государственном архиве Тульской области (ГАТО) хранятся ценные документы об этом славном роде, в частности – метрическая запись о рождении 9 марта 1837 г. в селе Бахметьево Тульской губернии у Михаила Павловича Болотова и его жены Александры Дмитриевны, урожденной Бибиковой, сына-первенца Дмитрия. В других архивных документах находятся сведения о том, что в 1816 году Андрей Тимофеевич Болотов, его сын Павел Андреевич с женой Марией Федоровной (урожденной Ошаниной) и их детьми Алексеем, Михаилом, Александрой, Еленой и Ольгой были внесены в родословную дворянскую книгу. Павел Андреевич, приходившийся дедом Дмитрию Михайловичу, имел 320 душ крепостных крестьян в Кирсановском уезде Тамбовской губернии и 185 душ – в Кромском уезде Орловской губернии (ф. 39, оп. 2, д. 272, л. 79).


Исследователь дворянской генеалогии и краевед Виктор Ильич Чернопятов поместил всю генеалогическую ветвь Болотовых в 6-ю часть своего обширного труда «Родословец Тульского дворянства». Он указал только четверых детей Михаила Павловича и Александры Дмитриевны: Дмитрия, родившегося 19 марта (ошибка; следует читать: 9 марта) 1837 г.; Марью (1 января 1839 г.); Евгения (17 августа 1840 г.); Варвару (1844 г.). К сожалению, этот труд страдает некоторой неполнотой: в него не вписаны другие дети – София и Елена.


У старшего сына Михаила Павловича – Дмитрия еще в раннем детстве обнаружилась склонность к рисованию, и в 1854 г. он был отдан на учение в Петербургскую Императорскую Академию Художеств. С 1854 по 1865 г. он был «вольноприходящим» учеником Академии (См.: Юбилейный справочник ИАХ. 1764–1914. Сост. С. Н. Кондаков. Пг., 1914. Ч. II. С. 20.) 22 декабря 1858 г. за рисунок с натуры Дмитрий Михайлович был награжден серебряной медалью «второго достоинства». Тогда же получили награды его сокурсники Константин Маковский, Богдан Вениг, Алексей Литовченко, Василий Верещагин, Иван Шишкин, Карл Лемох, Алексей Корзухин – художники, которым суждено было вписать яркую страницу в историю отечественного искусства своим товариществом, известным под именем Передвижников.


В 1861 г. Дмитрий Михайлович Болотов был награжден малой и большой серебряными медалями, а в 1862 г.– еще одной большой серебряной медалью за конкурсный рисунок «Моисей иссякает воду из скалы». В настоящее время этот рисунок с подписью конференц-секретаря Академии Художеств Ф. Ф. Львова, с надписью «Утверждаю» и поставленным номером «1», который означал высшую оценку, и подлинной сургучной печатью Академии, хранится вместе с другими 27 рисунками Д. М. Болотова в Тульском областном художественном музее. В 1949 г. альбом с этими рисунками был передан музею из Симферополя Н. А. Бибиковой, родной племянницей художника.


Экспонировать свои работы художник начал на академических выставках с 1863 г. Он работал преимущественно маслом, пастелью или карандашом в портретном жанре. В 1865 г. Дмитрий Михайлович окончил Академию со званием классного художника III степени. В 1866 г. он написал автопортрет, находящийся сейчас в фондах Русского музея. В 1869 г. ему была присвоена I степень. В 1876 г. он создал портрет художника И.  К. Айвазовского и претендовал на звание академика, но не получил его. В настоящее время его работы хранятся в музеях и картинных галереях Санкт-Петербурга, Тулы, Ульяновска, Зарайска, Пензы, Новосибирска, Твери.


В фондах Российской Государственной библиотеки сохранился дневник Дмитрия Михайловича Болотова, который он вел в 1850–70-е годы. Живя в миру, он писал как умудренный многолетним молитвенным подвигом монах. Проникновенное видение духовных истин гармонично сочетается в его дневнике с эмоциональным выражением его горячей, энергичной, безграничной любви к Богу.
«Самые грубые и большие ошибки мои заключалися в следующих пунктах:


1) Выбрав себе целью самое достойное, высокое – полное всецелое служение Господу – монастырь, я не понял сущности, пути к этой цели, не понял, что есть громадное различие между путем приготовительным до Христа и путем истинно целительным и совершительным со Христом. Не понял различия обязанностей и состояния душ на этих путях! Не понял, что именно нужно для пути приготовительного в мире и пути-целителя по исшествии из мира за его пределами в монашестве: в пути и образе Ангельском и его служении, в его невидимой борьбе с врагами невидимыми в сферах сверхчувственного и вышеестественного, где один только Дух Святой может выдержать борьбу с естеством и духами тьмы, злобы и лести. Не понял и не потрудился разобрать, что такое есть повеление – воздать Кесарево Кесарю, и смешал его с Божиим, и потому оно мне показалось вместо добродетели грехом и ненужным, ибо я думал, что прямо уже шагнул в высокое духовное, тогда как сам находился еще в телесном и душевном, где требуются добродетели, свойственные этому месту, а не чуждые ему. Не понял, что прежде необходимо приготовление и правильное шествие путем приготовительным, чтобы быть в состоянии вместить и до конца выдержать путь высокий, вышеестественный, который только дается выдержавшим испытания жизни естественной.

Страница 1 из 2 | Следующая страница

 

 

 

© 2005-2015   Оптина пустынь - живая летопись